Поиск

Контакты

+7 (926) 231-57-22

Москва, ул.Маршала Новикова, 13 

Контактная информация

Записаться на занятия

Новости

Первое занятие новой группы

Первое занятие новой группы по курсу "Работа над основами" намечено на 15 сентября (четверг), 19.30 - 21.30.

Итоговое собрание учеников школы

Собрание намечено на понедельник (30 мая), начало в 19:30. Просьба ко всем постараться быть.

Изменение в расписании

С 14 ноября субботняя тренировка будет начинаться с 10.00 у ланьшаньцев, с 11.30 у тайцзи- и синъицюанеров.

Начало занятий, осень 2015

Открываем новый учебный год. Первая тренировка 8-го сентября. Расписание.

Расписание занятий на 2015-2016 гг.

Появилось обновлённое расписание занятий на будущий учебный год. Знакомимся :)

Фотогалерея


Наша рассылка

Особенности и принципы Тайцзицюань. Тайцзицюань в Москве

Открыт набор в новую группу по Тайцзи цюань. Подробнее...

Говоря о Тайцзи цюань, нужно сразу отметить, что это не только самое сложное и рафинированное из китайских боевых искусств, но и практика  развития осознанности  и «взращивания жизненности» (кит. 養生 - яншэн). То, что делает Тайцзи особенным боевым искусством и особенной практикой, восходит корнями к даосской и ещё более ранним пластам древнекитайской философии (школа инь-ян-цзя, «Книга перемен», «Дао-дэ цзин», «Чжуан-цзы» и т.д.).

Принципы Тайцзицюань парадоксальны, как и многие из высказываний совершенномудрых. Древние школы философской мысли заложили основы специфически китайского мировоззрения и миропонимания, которое и сейчас актуально для многих сфер культуры и жизни Поднебесной, в том числе практики Тайцзицюань.

 Принцип взаимодействия противоположностей. Инь и ян

Наверное, наиболее широко известная из этих основ – это идея о мироздании как поле действия двух противоположных сил, одна из которых – инь (кит.陰)– выражает себя как женское, пассивное, скрытое, а другая – ян (кит.陽) – соответственно, как мужское, активное, проявленное. Эти силы пребывают в постоянном взаимодействии и друг другом определяются – нет ничего, что было бы абсолютно инь или абсолютно ян, нечто в мире является носителем того или иного признака лишь относительно чего-то другого. Кроме того и это взаимоопределение вещей или процессов по их принадлежности к инь или ян не является чем-то постоянным, потому что в мире все пребывает в состоянии непрерывной и непрекращающейся трансформации. Один из аспектов этой трансформации можно выразить так: каждое из качеств, достигнув своего предела, обращается в собственную противоположность.

Учение об инь и ян буквально воплотилось в принципах Тайцзицюань. Это касается, например, выстраивания тела и организации движения в Тайцзи. Формирование позы происходит по принципу идеального баланса между противоположными качествами – тем, что в теле представлено как иньское, и тем, что отражено как янское: вогнутым и выгнутым, ослабленным и натянутым, опустошенным и загруженным и т.д. При движении позы естественно сменяют друг друга – каждая из них является образцом проявления одного из классических усилий Тайцзицюань (см.ниже), - разным частям тела придаются то те, то иные качества, а неизменным остается лишь обязательное условие соблюдения в каждый момент движения сбалансированности всех его составляющих.

Правильное понимание взаимодействия между силами инь и ян определяет также и стратегию взаимодействия практикующего Тайцзи при работе с партнером, при встрече с противником и – шире – в контакте с миром. Не убегая и не ломясь вперед, адепт Тайцзицюань входит в контакт, будучи внимательным к ситуации, чутко прислушиваясь и следуя ее метаморфозам – формируя собственное встречное усилие или качество, противоположное предложенному ему, дополняющее и гармонизирующее его. Один из классических принципов Тайцзицюань можно перевести буквально как «склеиваться, слипаться – и следовать».

Принцип действия посредством недеяния

Еще одна из констант классической китайской философии, нашедшая свое отражение в практике Тайцзицюань, это принцип недеяния, увэй (кит.無為). Недеяние не есть бездействие. Это такая стратегия проявления активности во внешнем мире, при которой каждое из действий абсолютно адекватно ситуации и оптимально, усилий на него затрачивается не больше и не меньше, а ровно столько, сколько нужно. Основанием такой стратегии является внутренний покой, погружаясь в который «не-деятель» нацелен на тонкое слушание и восприятие голосов или потоков мира. Мир является совершенным проявлением истины – или Дао, - которая и постигается в слушании и наблюдении. Если Дао не мешать, эта истина непременно проявит себя, в том числе и в человеческой активности. Недеяние в этом смысле является стратегией устранения помех для претворения Дао.

Приступая к практике Тайцзицюань, мы сразу сталкиваемся с таким же кажущимся парадоксальным высказыванием: основой любого действия является покой. Как в статике, так и в динамике, если быть внимательным к собственному телу, можно заметить немало того, что не необходимо буквально для поддержания позы, для движения – массу лишнего напряжения, вызываемого не адекватным ситуации усилием, неточной организацией позы, неверным воспроизведением траектории движения и т.д. Недеяние или покой, лежащий в основе как статики, так и динамики в Тайцзицюань, это нейтрализация всех не необходимых для осуществления задачи условий. А поначалу нередко бывает так, что новичок в Тайцзицюань не только не может, например, руку поднять, не прикладывая лишней силы, но даже и позволить ей висеть, растягиваясь под собственной тяжестью, оказывается не так-то просто: привычка держать или контролировать очень крепко коренится в нашем сознании и вызывает большие сложности в наработке качества расслабленности, одного из важнейших качеств, необходимых адепту Тайцзи. Это одна из причин, по которой движения в Тайцзицюане на начальных стадиях обучения и достаточно продолжительное время должны выполняться предельно медленно. Такая скорость способствует поддержанию постоянного уровня внимания не только собственно к движению, но и к состоянию тела (а если еще глубже, то сознания и психики). На более продвинутых ступенях такой раздел Тайцзи, как туйшоу («толкающие руки»), способствует развитию нарабатываемых в одиночной практике качеств покоя и слушания и позволяет уточнить, выверить – то есть добиться наибольшей адекватности – отработанные в одиночку усилия в контакте с партнером.

Принцип недеяния применительно к Тайцзицюань как боевой системе проявляется в основополагающей для этого искусства стратегии заимствования чужой силы. Классическое высказывание на эту тему – «четырьмя лянами побеждать тысячу цзиней» («лян» и «цзинь» - это меры веса, первая из которых равняется приблизительно пятидесяти граммам, а вторая – половине килограмма). Разумеется, смысл не в том, чтобы противопоставить двести грамм половине тонны – такое противопоставление по меньшей мере неразумно. Однако, если, что называется, разумно использовать силу противника, пусть даже и во много крат превосходящую, и добавить к ней свое, пусть минимальное, усилие, то сумма сил будет больше, чем каждая из них. Однажды сын Ян Лучаня, основоположника Тайцзицюаня стиля Ян, вернулся домой довольный и сообщил отцу, что победил в бою некоего известного бойца. Отец, оглядев его и заметив разорванный рукав, сказал, что радоваться нечему – тот совершенно очевидно не уступил противнику в нужный момент боя, а значит прикладывал лишнюю силу.

Надо сказать, неправильно было бы думать, что Тайцзицюань уникален в использовании принципа заимствования чужой силы. Идеалом мастерства (гунфу) в любом стиле ушу является именно такой ответ на любое агрессивное действие оппонента. Но только в практике Тайцзи этот принцип является стержнем и одним из главных объектов работы уже на начальных этапах практики. И это делает искусство Тайцзи чрезвычайно привлекательным и популярным, но при этом очень труднодоступным для постижения и реального освоения. В Китае говорят об этом так: «взялся изучать Тайцзицюань – десять лет не показывайся на люди». Действительно, требуется затратить немало усилий, чтобы действительно противопоставить Тайцзицюань как боевое искусство грубой, но реальной силе, которую часто используют адепты других школ.

Но изучение Тайцзицюань в Москве и в наше время, как правило, все же не призвано решать подобного рода задачи, а потому и не требует от человека становиться аскетом. В Москве, как, впрочем, и в Китае, практика Тайцзицюань для большинства адептов является в действительности не только и не столько освоением рафинированного боевого искусства, а скорее разновидностью, как это говорится в народе, «гимнастики цигун». И эти занятия могут быть прекрасным способом «взращивания и питания жизненности» и развития осознанности.

Основы техники Тайцзицюань:

В трактатах, приписываемых средневековому даосскому мастеру Чжан Саньфэну, уже сформулированы тринадцать основных понятий, которые составляют основу техники Тайцзи:

  • убу – пять шагов-положений тела, которые соответствуют пяти первостихиям Усин,

и

  • ба фа – методы применения внутреннего усилия, соответствующие восьми триграммам Багуа
8 методов:
  • Ань – «толкание»,
  • Люй – «сглаживание»,
  • Цзи – «нажимание»,
  • Пэн – «отражение»,
  • Чжоу – «локоть»
  • Ле – «расщепление»,
  • Као – «опираться»,
  • Цай – «срывание».
5 шагов:
    • наступление – металл,
    • взгляд вправо – огонь,
    • центральное равновесие – земля,
    • взгляд налево – вода,
    • отступление – дерево.