Поиск

Контакты

+7 (926) 231-57-22

Москва, ул.Маршала Новикова, 13 

Контактная информация

Записаться на занятия

Новости

Семинар по Тайцзи цигун, 1 ступень, октябрь 2017

Занятия по материалу 1-ой ступени курса Тайцзи цигун будут проходить 7 и 14 октября с 13.00 до 18.00. Место - зал в семи минутах ходьбы от м.Беговая.

Первая встреча новых групп, осень 2017

Встреча-знакомство новых групп по ушу и цигун намечена на 23-е сентября, начало в 12.00. За подробностями звоните или пишите на Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Итоговое собрание учеников школы

Собрание намечено на понедельник (30 мая), начало в 19:30. Просьба ко всем постараться быть.

Изменение в расписании

С 14 ноября субботняя тренировка будет начинаться с 10.00 у ланьшаньцев, с 11.30 у тайцзи- и синъицюанеров.

Начало занятий, осень 2015

Открываем новый учебный год. Первая тренировка 8-го сентября. Расписание.

Наша рассылка

Ни Цзань - величайший из "четверки великих мастеров эпохи Юань"

Четыре великих мастера эпохи Юань (1279-1368гг.)

  • Хуан Гунван
  • Ни Цзань
  • У Чжэнь
  • Ван Мэн

Взлету и расцвету пейзажной живописи в эпоху Юань способствовало то, что для государственной службы это время было крайне неблагоприятным. При монгольской династии положение конфуцианцев в обществе было весьма незавидным: они были названы восьмым по счету из девяти сословий, на которые было поделено в то время общество, уступая самую презираемую нишу лишь попрошайкам и нищим. Многие из ученых мужей предпочитали поэтому удалиться от мирской суеты, жить отшельниками меж гор и вод, свободно наслаждаясь и воспевая мир, не затронутый политическими коллизиями.

В живописном стиле «четырех Великих эпохи Юань», как и в их отношении к современному им политическому режиму, выделяются некоторые общие черты:

  • Они не были прямыми противниками монгольской династии, но и на сотрудничество с ней идти не желали. Они отказывались от службы, и их уход в горы был выражением чувства собственного достоинства;
  •  
  • В их мировоззрении сближались конфуцианство, буддизм и даосизм. Будучи конфуцианцами, они постепенно разочаровывались в этом учении, не способном дать достойный ответ и поддержку в условиях современных социальных перипетий, и обращались к буддизму и даосизму, декларировавшим духовное очищение и покой в недеянии. Художники за высшее наслаждение в мире почитали «дремать в зеленых горах, наблюдая за плывущими вдали белыми облаками»;
  •  
  • В искусстве эти мастера были сторонниками выражения субъективного мира мыслей и чувств: 逸笔草草,聊以自娱 – «отпустить на волю кисть, чтобы плясала стремительно, исключительно для того, чтобы самому себе быть в радость». Обобщенно говоря, они провозглашали в искусстве некоторое отступление от объективности, внешней достоверности – в угоду усилению выражения субъективного восприятия художника, его способности передать то, что называется «одухотворенным ритмом» (神韵) мира;
  •  
  • С точки зрения социального положения все они были образованными людьми, а их живопись представляла собой синтез поэзии, каллиграфии и изобразительного искусства – то, что называется вэньжэньхуа (文人画), «живопись образованных людей».

Ни Цзань (1301-1374гг.), его жизнь и творчество

При жизни Ни Цзань не обрел особой известности, но в последующие эпохи – Мин и Цин – его талант особо выделяли даже среди членов великой четверки династии Юань.

Дун Цичан, известный цинский художник и каллиграф, говорил, что среди юаньских мастеров много, конечно, великих художников, но все они словно пребывают в оковах традиций предшествующей сунской эпохи. И только с «великой простотой» и непосредственностью Ни Цзаня сунским корифеям не сравниться.

Минский ученый Ван Шичжэнь считал, что сунским художникам подражать легко, юаньским сложно, но и это дело возможное, и только Ни Цзань неподражаем: его линии редки, но в них не чувствуется недостатка, просты, но не небрежны; непритязательность и вместе с тем глубина, таинственность, которыми дышат его пейзажи, невозможно перенять, скопировать. Это в самом деле так: технике можно научить и научиться, но присвоить идеалы и жизненный опыт другого человека невозможно.

В жизни Ни Цзаня можно выделить три периода.

Первый период жизни и творчества 

В первый период, период мирного роста и развития, длившийся до 1345 года – сорока четырех лет Ни Цзаня, - он уже сформировал свой собственный живописный почерк, чистый, сочный и реалистичный. Он был родом из богатой семьи, члены которой уже несколько поколений не служили, предпочитая вести уединенную спокойную жизнь. Ни Цзань получил прекрасное конфуцианское образование, по характеру был человеком гордым, с развитым чувством собственного достоинства. Он склонен был заниматься собственными делами и мало внимания уделял житейским мелочам. Уединившись, он читал книги и с головой погружался в творчество; выйдя в свет, заводил друзей, ценя принципы и не считаясь с соображениями выгоды.

Перелом в жизни Ни Цзаня произошел, когда ему было двадцать восемь лет: умерли его мать и старший брат, и бремя житейских забот должно было лечь на его плечи. Но Ни Цзань, не интересуясь соображениями экономии и выгоды, продолжал вести прежний образ жизни и только, постепенно отказываясь от конфуцианства, увлекся даосизмом, особенно течением Сюаньсюэ. Он стремился к тому, чтобы «воспарить над миром», будучи непритязательным в отношении известности и материального достатка, обрести духовную свободу. Так Ни Цзань жил до тридцати лет.

С 1331 года местность, где он родился и вырос, искони плодородная и богатая, постоянно страдала от разных стихийных бедствий. В результате народу не на что и нечем стало жить. Начиная с 1340-го года, этот край захлестнула волна народных восстаний, дом Ни Цзаня пришел в упадок, финансовое положение становилось все тяжелей. Он, с одной стороны, должен был выплачивать госпошлины, а с другой, на него наседали с требованиями кредиторы. Ни Цзаню ничего не оставалось делать, кроме как устраиваться на службу мелким чиновником и просиживать целыми днями в суде.

Этот образ жизни ни в коей мере не соответствовал характеру Ни Цзаня, и только в живописи он получал возможность хоть на время забыть о хлопотах бренной жизни и обратиться духом к свободе.

Самое раннее из сохранившихся до наших дней произведений Ни Цзаня – это «Домик в зарослях бамбука», картина, написанная художником в возрасте сорока трех лет. 

К сожалению, полотно, которым мы сейчас имеем возможность любоваться, не подлинник, а копия Дун Цичана. Ни Цзань сам, подписав картину, прояснил историю ее появления: однажды к нему приехал друг по имени Гао Цзиньдао и рассказал, что живет в снимаемом им в восточных окрестностях города Сучжоу доме, и возле него раскинулись заросли бамбука столь прекрасные, что он насилу смог покинуть свое жилище. И Ни Цзань, вдохновленный рассказом друга и собственными мечтами, написал эту картину. На ней на небольшом холме на переднем плане расположена группа из пяти деревьев и густые заросли дикорастущего бамбука вокруг, в левой части – несколько соломенных беседок, а на противоположном берегу – дальние горы и густой лес. Читая стихи, которыми Ни Цзань надписал свиток, мы можем проникнуться его восторгом перед жилищем друга:

Снял к востоку от города домик с участком в два му.
Блики света на воде и бамбука краса вполне сочетаются с пением струн циня и шелестом страниц.
Поутру едет в повозке, вспугивая еще дремлющих птиц.
Сложил стихи, ополоснул тушечницу – только рыбок в воде не видно.

Это место находится вдали от города, сюда не доносится шум интриг: только деревья, отбрасывающие тень, да прохлада осенних вод, столь приятные художнику, цинь и книги, соседствующие друг с другом, подобно рыбкам и птицам, живущим здесь, - вот этот полный поэзии пейзаж.

Минский художник Вэнь Чжэнмин тоже приобщил к картине стихи собственного сочинения, отражающие его чувства. В них есть такие строки:

С Ни мне не повидаться вот уже две сотни лет как,
Но его свободолюбивый стиль и изящество живы и по сей день.
Я теперь знаю, каковы они, бамбуки в восточных предместьях:
Завладел свитком – ах, какое всем остальным разочарование!

Эти строки вполне выражают глубокое благоговение одного великого художника перед другим.

Император Цянь Лун тоже понял, что хижина в зарослях бамбука – это идеальное воплощение мечтаний Ни Цзаня. Он надписал картину несколькими большими иероглифами. Эта надпись гласит: «Лентяй издавна проживает средь зарослей бамбука». Лентяем Ни Цзань называл самого себя – Лентяй-Цзань, а еще Ни-Глупец.

Второй период жизни и творчества  

Второй период – время бесприютных скитаний Ни Цзаня средь хаоса войн и беспорядков – длился с 1345 по 1368 год. Ни Цзаню в начале было сорок четыре, в конце шестьдесят семь. В этот период продолжал оформляться его своеобразный стиль в искусстве, отличающийся прозрачностью, тонкостью, избирательностью.

Начиная с сороковых годов XIV века, войны постоянно определяли жизнь Ни Цзаня. Из-за непрерывных баталий между армиями династии монголов и восставших крестьян он не мог найти постоянного пристанища и вынужден был скитаться – проситься к кому-то под забор ночевать или мастерить себе временную хижину. Пару месяцев там, пару дней здесь, и кто знает, где окажешься завтра?... После смерти жены Ни Цзань и вовсе дошел до крайней нищеты – можно сказать, нахлебался горя и насытился скорбью.

Но в мире людей всегда так – в чем-то теряешь, а в чем-то приобретаешь. Ни Цзань вынужден был отказаться от беззаботной жизни, наполненной такими благородными увеселениями, как музыка, игра в шахматы, чтение и живопись, но зато его новый образ жизни способствовал становлению его мировоззрения благодаря полученному им глубокому опыту. Ни Цзань еще глубже проникся идеями буддизма, но в сферу его интересов попали лишь рассуждения о духовном освобождении, а отнюдь не буддийские обеты. Так, он никогда не принял необходимость отказа от вина и причинения вреда живым существам. Рождение, старость, болезнь и смерть – всего-то и делов! – не стоит все это беспокойства. Если мое сердце пребывает в покое, то и вся Вселенная успокоена! В чем смысл искусства? Вовсе не в том, чтобы быть увиденным и воспринятым зрителями, а в том, чтобы дать возможность художнику выразить мир своих мыслей и чувств. И дело вовсе не в том, похоже или непохоже то, что ты изобразил, на реальный объект. Эти изменения, произошедшие в отношении Ни Цзаня к искусству, оказали огромное влияние на настроения его современников и потомков.

Представления Ни Цзаня об искусстве обобщенно выражены им в двух фразах:

"Живопись в представлении Вашего покорного слуги - это ничто иное, как отпустить на волю кисть, чтоб плясала стремительно и свободно. Нет заботы о сходстве - все это исключительно для того, чтобы самому себе быть в радость"

"Мой бамбук - это просто выпущенный на волю ветер моего сердца. К чему раз за разом сравнивать, похож или не похож он на настоящий, судачить о том, густы или редки его листья, косы или прямы стволы...? Или, скажем, намалевал я нечто уж и не упомню когда. Так если кто подумает, что это конопля или, например, тростник, Ваш покорный слуга тоже не возьмется с уверенностью утверждать, что нарисован бамбук!"

Эти положения обозначили важный переломный момент в традиционной китайской теории искусства.

Посмотрим на произведение, относящееся к этому периоду жизни и творчества Ни Цзаня. Наиболее характерная работа – это свиток «Рыбацкая деревушка. Осень. Прояснилось». Излюбленная композиционная схема Ни Цзаня – два берега реки.

На переднем плане небольшое возвышение, на котором расположилась группа из шести деревьев – точно «шестеро благородных мужей» (в живописи так называются шесть излюбленных художниками деревьев: сосна, кипарис, софора японская и др. Здесь автор статьи видит намек на этот традиционный мотив в числе изображенных деревьев, хотя сами изображения не дают непосредственно картины конкретных «шестерых благородных»). Их стройные стволы тянутся вверх, ветви и листья редки и изящны. Средняя часть полотна занята бескрайним водным простором, на дальнем плане – смутные горные вершины. Если назвать основное ощущение, которое вызывает эта картина, это будет состояние погожего осеннего дня, созерцание ясного и спокойного пейзажа. Если выделить главную особенность этого произведения, это будет прозрачность, тонкость, пресность. Туши пусть уж лучше будет меньше, нежели больше, и использовать ее лучше совсем легко, нежели густо и сочно.

Чистые и нежные тона туши, пустынное, высветленное пространство – это главные особенности живописного почерка Ни Цзаня, и именно им наиболее сложно научиться.

Картина имеет стихотворную подпись:

В городе у реки ветер и дождь приутихли.
К кисти и туши младшее поколение охладело.
Деньги из сумки по-прежнему не зарыты в землю.
Почему же так смущает сердце печальная песня?
Изумруды осенних гор потихоньку приближаются,
Нефрит озерных вод простирается кругом, насколько хватает взгляда…
Дражайший Чжан-великий муж отдыхает,
Облокотившись на каменное ложе.

Эта картина была написана в 1355 году, когда Ни Цзаню было пятьдесят четыре года. Семнадцать лет спустя, увидев этот рожденный в годы бедствий и сохраненный другом свиток, преисполнившись воспоминаний, он надписал картину этими строками.

Обратим также внимание на пейзаж «Взгляд вдаль на горы с берега реки», вышедший из-под кисти Ни Цзаня в 1363 году.

Изменения, произошедшие в жизни Ни Цзаня, не могли не повлиять на мир его мыслей и чувств и не преобразовать его живописный стиль. Попробуем описать последний на примере упомянутой картины:

  • Первое. Композиция «два берега реки». На ближнем плане – небольшое возвышение, три тянущиеся вверх деревца, близ реки – беседка с соломенной крышей, в ней никого нет. За рекой стеной вздымаются горы, неожиданно, словно прямо из воды вырастают.
  •  
  • Второе. Очень экономное использование кисти. На картине много место занимает пустое пространство, Пустота как таковая, и она предоставляет огромный простор воображению того, кто эту картину созерцает.
  •  
  • Третье. Очень экономное использование туши. Даже нанесенные несколькими движениями кисти горы за рекой, густые, темно-зеленые, умытые дождем, - и те написаны тушью нежных тонких тонов.
  •  
  • Четвертое. Глубина отраженных в картине состояний и идей, ощущения свежести и прохлады, широты и простора.
  •  
  • Пятое. Работы Ни Цзаня отражают мир его идеалов. На его картинах часто можно видеть беседку или легкий шалаш из соломы – это то место, где ищет отдохновение душа художника.
  •  
  • Шестое. Живопись Ни Цзань дополняет стихами. Картина воплощает стихотворные строфы, а стихотворение раскрывает содержание картины. Картина – это обретшее образ стихотворение, стихотворение – это поистине объемная картина, они дополняют друг друга. Наслаждаясь такими произведениями, мы можем соотнести наши впечатления со стихотворными комментариями, сделанными самим автором. В случае картины «Взгляд вдаль на горы с берега реки» они таковы:

Над рекой под весенним ветром дождь и ясное небо сменяют друг друга.
За рекой сквозь весеннюю листву глядит заходящее солнце.
Редкие сосны подступили к самой воде, в отдалении льет звуки шэн.
Темные пики, плывущая дымка предстают иссиня-черными росчерками.
На вершине горы Циньван [Вы] затоскуете о печальных событиях давних времен,
В храме Юньмэнь [Вы] полюбуетесь рукописными автографами [мастеров прошлого].
Вот и мне хотелось бы добраться до тех мест и подивиться,
Но [Ваша] лодка уже в полуднях пути отсюда, вниз по реке Цяньтан.

Стихи, как и свиток, созданы в подарок другу по случаю его поездки в Гуйцзи. Лодка друга удаляется, а Ни Цзань глядит ей вслед с берега. В первых четырех строках стихотворения описываются впечатления от «взгляда на дальние горы» с берега реки, соответствующие названию картины. Весенний ветер рассеял дождевые облака и дымку над поверхностью реки, сквозь молодую листву деревьев на противоположном берегу проникает свет клонящегося к закату солнца – этот пейзаж полон особой прелести. Ветер покачивает сосны, спустившиеся к самой воде, их шелест разносится далеко вокруг. Высокие вершины и склоны небольших холмов – все окрашивается в темные цвета, укрываясь вечерней тенью. Прекрасная картина! Гора Циньван и храм Юньмэнь из пятой и шестой строк стихотворения – это примечательные места в окрестностях Гуйцзи, которые друг непременно посетит, поскольку туда лежит его путь. В последних двух строках Ни Цзань сожалеет о том, что, хоть ему самому и хотелось бы побывать там, однако лодка уже уплыла – друг в полуднях пути от Ханчжоу. Горные пейзажи пьянят Ни Цзаня, он с головой уходит в созерцание и теряет счет времени.

Третий период жизни и творчества  

Третий завершающий период жизни Ни Цзаня, который длился шесть лет с 1369 по 1374 год, окончательно сформировал стиль живописи художника, полный естественности и простоты и в них особенно выразительный.

В это время беспорядки в Китае прекратились, на престол взошел Чжу Юаньчжан, основатель династии Мин. Но для Ни Цзаня скитальческая жизнь продолжилась, став даже еще более нищенской. Однажды его пригласил к обеду друг. На столе и было-то всего кувшин красного вина, пара мисок клейковины да чесночный отвар, приправленный соевым соусом, однако Ни Цзань наслаждался трапезой так, словно его «потчевали сливками на Небесной кухне».

Душа художника, ведущего бесприютный образ жизни, раскрывалась все шире. Радуясь пути, он спокойно переносил бедность, встречал горести без ропота, ничто не могло разрушить его невозмутимость – и, как следствие, Ни Цзань с еще большей мощью раскрылся в искусстве. В эти последние годы жизни художник писал особенно много и создал свои лучшие картины.

Последняя из картин Ни Цзаня называется «Ветви бамбука». Этот бамбук является совершенным отражением живописного стиля художника.

В ранние годы своей творческой жизни Ни Цзань стремился писать реалистично, поэтому, рисуя бамбук, он выписывал его сочленения, как, например, на картине «Деревца на осеннем ветру». В зрелые годы его «кисть, отпущенная на волю, пляшет стремительно», он не гонится за внешним подобием: создавая ствол бамбука, художник лишь на миг приостанавливается, и у бамбука, поэтому нет коленцев. При этом оттенками туши, то густыми, то легкими, замечательно выделены и старые, и свежие, молодые листья, ветви и листва растения очень гармоничны и будто колеблются на ветру.

  Подпись к картине сообщает:

«В старости Ленивцу нет радости, кисть ослабела, руки налились усталостью. Живописание мое завершится на этом. Если кому что не по нраву, я в этом ну никак не повинен. Ленивец-Цзань».

Этими строками художник словно бы прощается с миром. Но бамбук на его последней картине переполнен жизненной силой, он отнюдь не кажется вялым и дряхлым.

В 1371 году Ни Цзань писал бамбук еще дважды. Эти работы называются «Новая корзина под весенним дождем» и «Бамбук в камнях». По стилю они очень близки к «Ветвям бамбука».

А вот на свитке «Рисую бамбук» кисть Ни Цзаня двигалась еще стремительней, словно бы почти вообще не останавливаясь. Бамбук здесь написан будто одним движением кисти.

При династии Мин пейзажная живопись продолжала оставаться богатой как именами художником, так и произведениями, но при этом перестала двигаться, развиваться. В действительности, с этого времени начался закат «живописи гор и вод». Вместе с тем этот период стал временем расцвета живописи цветов и птиц.

Эта статья представляет собой перевод главы из сборника лекций специалиста по истории искусства, профессора Пекинского университета Цинхуа, г-на Ян Ци (杨琪著“中国美术鉴赏十六讲”)