Контакты

+7 (926) 231-57-22

+7 (926) 757-15-39

Москва, ул. Дубининская, 51 

Контактная информация

Записаться на занятия

Пожертвования 

Поиск

Фотогалерея


Наша рассылка

Новости

Занятия в новой группе: Женщины (40+)

Начались занятия в группе "Китайские практики для женщин (40+)". Ждём всех интересующихся!

Открытый урок по Каллиграфии, 30 сентября

Приглашаем всех интересующихся китайской культурой и искусством письма. Начало в 11.00, вход свободный. Запись на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Новые группы, осень 2018

Октябрь 2018: начало занятий в новых группах по ушу, цигун, каллиграфии и детской группе (ушу).

19-ый Крымский лагерь

С 20-го июля по 2-ое августа мы в Крыму. Приглашаем всех с нами!

Новая группа Цзибэньгун, февраль 2018

Занятия в новой группе по ушу для начинающих проходят по средам (19.30-21.30) и субботам (10.00-12.00). К группе можно присоединиться.

В центре  «Уцзимэнь» преподаётся искусство китайской каллиграфии. Подробности здесь.

Китайская каллиграфияшуфа») – искусство письма – сердцевина культуры Поднебесной. Всем, кому посчастливилось когда-либо наблюдать, как кисть мастера-каллиграфа оставляет влажный тушевый след на белоснежной бумаге, как след этот организуется во что-то целостное, гармоничное и самодостаточное, известно, что даже сопричастность созерцающего этот творческий акт поднимает его душу на несколько «пролетов» выше ее обычного местоположения. В чем секрет, в чем магия этого действа? Конечно, слова, которые могут быть по этому поводу сказаны, убоги: «Имя, которым можно назвать, не есть постоянное имя».

Каллиграфия – слово греческого происхождения: kalligraphía — «красивый почерк», от kallós — «красота» и grápho — «пишу». Уже более двух с половиной тысяч лет искусство письма в Китае занимает нишу значительно более высокую, чем та, которую предполагает его утилитарная ценность – способ фиксации и передачи информации. Для представителей китайской образованной элиты, от Сына Неба и до удалившегося от дел и живущего среди «гор и вод» ученого-книжника, пожалуй, более важным, чем содержание надписи, издавна стали манера письма и состояние, ею транслируемое. Каллиграфическая надпись рассматривалась, как материальный след духовного совершенствования человека, кисти которого она принадлежала. Слово – это голос души, а каллиграфия – зримый образ ее.

Следы кисти выдающихся мастеров – это образцы обширнейших познаний в культуре, ведь любое новаторское достижение в искусстве китайской каллиграфии, как, впрочем, и во всех традиционных китайских искусствах, могло быть только плодом кропотливого изучения наследия предшественников (притом, надо сказать, не только каллиграфического, но и литературного, живописного и пр.). Творческое переваривание богатейшего культурного материала было основой для обретения мастером себя и своего места в искусстве.

Произведения выдающихся китайских каллиграфов – печать высоты и прямизны духа и эстетического совершенства души. Невозможно создать надпись в подлинно героической и возвышенной, например, манере, не воплощая собой эти качества в жизни. Каллиграфия – это портрет автора, создавая который не удастся обмануть и сымитировать что-то. А пластический язык каллиграфии является венцом развития сложнейшей многоуровневой системы эстетических принципов китайской культуры – и вместе с тем следствием проявляющейся в творческом акте воли мастера к спонтанности и естественности.

Творчество каллиграфа – это пространство, где равно воплощались морально-эстетические нормы конфуцианского цзюньцзы («благородного мужа») и свободное путешествие в небесных чертогах оседлавшего шестерку китайских драконов даосского мудреца из «Чжуан-цзы».